С.Н. БАБУРИН «ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ И ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ЧЕРТЫ РУССКОГО МИРА»

File

Уважаемые коллеги,

Понятие "Русский мир" является одним из ключевых для понимания места России в геополитике, для понимания, что такое Россия. Мы с вами не имеем права заблуждаться, считая, что Российская Федерация – это и есть Россия. Хотя в 1992 году это название государства было именно моей поправкой в Конституцию РСФСР. Россия – Российская Федерация вместо РСФСР, но и тогда у меня кошки скребли, потому что я понимал, что Российская Федерация - это не вся историческая Россия, а Русский мир - это больше, чем историческая Россия.

К сожалению, прошли годы. В 2011 году у нас под моей редакцией вышел научный сборник, который назывался "Русский мир 2011". Моя вступительная статья там так и называлась "Русский мир как он есть". Не собираюсь ее сейчас пересказывать, но ключевые оценки хочу повторить.

Россия практически никогда не была национальным государством в его классическом понимании – «один этнос – одно государство». Она сразу формировалась как объединение (союз) разных этносов на основе восточно-славянского единства, при двух скрепляющих стержнях – русском языке и православии. Отсюда выросло само ощущение Русской (Восточно- Христианской) цивилизации (содержания общности) и русской Империи (её формы).

Хочу отметить очень важный для понимания Русского мира момент. В Декларации русской идентичности, принятой 11 ноября 2014 г. по итогам XVIII Всемирного Русского Народного Собора, предложено определение русской идентичности. Русский – это человек, считающий себя русским, не имеющий иных этнических предпочтений, говорящий и думающий на русском языке, признающий православное христианство основой национальной и духовной культуры, ощущающий солидарность судьбой русского народа.

Согласен руководствоваться этим определением. Потому что абсолютно убежден: до прихода христианства на нашу землю русских не было. Были славяне, были финно-угры, были другие племена. И только когда из Византии пришло христианство и стал на основе славяно-тюркского объединения формироваться суперэтнос – "русские".

И ещё очень принципиальный момент. Привлекаю внимание всех присутствующих к тому, что после Указа Президента Российской Федерации № 703 от 6 декабря 2018 года мы живем в изменившейся мировоззренческой ситуации. Этим Указом впервые на высшем государственном уровне зафиксировано существование российской нации, под которой понимается весь многонациональный народ Российской Федерации.

Решительно приветствую этот указ, потому что он легализовал понятие «нация». А что «российская» – так для всего мира слова «русский» и «российский» – синонимы. Потому вполне уместно отныне говорить о русской нации, охватывающей весь многонациональный народ России. Мы сделали, наконец, важнейший правовой шаг, который должны были сделать давно, сказать, что наш многонациональный народ – это и есть единая нация с точки зрения общепринятых терминологических подходов.

В лихие 90-е высокочтимый Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн, начав свои «Очерки русского самосознания» словами Святого праведного о. Иоанна Кронштадтского «Перестали понимать русские люди, что такое Русь!», с горечью отметил повторяемость истории, когда, как и после катаклизма начала ХХ века, будущее России зависит от того, сумеем ли мы «ныне восстановить историческую преемственность русской жизни, осознать себя продолжателями великого русского дела, хранителями и защитниками духовных сокровищ тысячелетней российской истории».

В начале XXI века мы имеем Русскую цивилизацию, находящуюся в рассеянии. Даже сама историческая Россия разбита на несколько осколков – независимых государств, из которых Российская Федерация лишь самый крупный осколок. А Белоруссия? А Украина? В той или иной степени, Русская цивилизация присутствует и за пределами всех этих частей, прежде всего в виде русского и русскоговорящего населения других государств. Всё это позволяет говорить о сложившемся за века Русском мире, который является весомым фактором развития человечества.

Россия, определившая ценности Русского мира, относится к неотдифференцированным системам, содержание которых во многом определяется традиционными – религиозными и общинными – началами, философскими, идеологическими доктринами.

Русский мир (раньше было точнее: Русский мiръ) – это культурно- историческая общность, выходящая за рамки национальных государств и, тем более, политических систем. Русский мир предполагает единство людей не по гражданству, не по этническому и даже не по религиозному признаку, хотя они и играют в нём важную роль. Русский мир – это данное нам в ощущении широкое цивилизационное единство, это жизнь, основанная на отличной от других системе ценностей и интересов. Бесспорно, Русский мир меняется, и перемены эти могут быть осознаны лишь при учете как его прошлого, так и самого смысла Русской цивилизации.

Русский мир – это геополитическая реальность. Каковы же основы жизни и элементы Русского мира?

Выразителем Русского мира является русский язык. Русским языком как общерусским национальным языком стало великорусское наречие, оказавшееся способным соединить через общий язык все три ветви восточнославянского этноса – малороссов (украинцев), белорусов и великороссов, формируя их триединством русский народ. Значение письменного и особенно устного языка для Русского мира безмерно. «Словесная речь человека, – писал В.И.Даль, – это дар Божий, откровение: доколе человек живет в простоте душевной, доколе у него ум за разум не зашёл, она проста, пряма и сильна; по мере раздора сердца и думки, когда человек заумничает, речь эта принимает всё более искусственную постройку, в общежитии пошлеет, а в научном круге получает особое, условное значение». Русский язык пусть не достаточная, но необходимая основа Русской цивилизации и Русского мира.

С приходом к восточным славянам Православия зародился и отшлифовался Дух Русского мира, его духовная основа («душа души»). Внешним выразителем этого Духа стала русская Икона. Стержень его бытия – Русская идея, которая при всех её богословских, историософских и иных интерпретациях никогда не менялась. Суть Русской идеи – в определении человеком смысла своего земного существования как жизни по Совести во имя Спасения. «Аскетизм Православия не самоценен, – говорил Святейший патриарх Алексий II. – Он проистекает из понимания православной жизни как подвига. Самым важным в православном миропонимании всегда было разумение, что земная жизнь – только ступень к жизни вечной. И в то же время эта вечная жизнь уже явилась, уже присутствует рядом с нами, если мы способны видеть её своим духовным взором. Вот откуда преобладающая в православном мироощущении радость, дух оптимизма и торжества».

Не случайно выдающийся западный специалист в области восточно- христианской духовной культуры кардинал Томаш Шпидлик своё самое известное исследование назвал «Русская идея: иное видение человека», выделяя в русском миросозерцании не только антропоцентричность мысли и самобытный персонализм, когда, например, «свободу и любовь, эти составные элементы личности, нельзя постичь с помощью рациональных категорий», а само крещение Древней Руси «как бы зачеркнуло то обстоятельство, что русские ещё не усвоили учения апостолов, оно сотворило нацию из того, что ею не было, оно позволило этой нации войти в семью христианских государств». Заслуга русских мыслителей, подчеркивает о.Томаш, в том, что «они сумели показать, что зло направлено не только «против природы», но особенно «против личности», ибо оно ослабляет всё, что ей присуще: истину, свободу, целостность. Поскольку самость – это эгоизм, то грех разрушает существеннейший элемент личности – связь с Богом, с другими, с космосом».

Русский мир – это общность миропонимания вне зависимости от государственных границ и расстояний.

Цивилизационное единство Русского мира обозначил в июле 2009 года, в ходе своего визита на Украину, Святейший патриарх Кирилл, фактически предвидя сегодняшнюю агрессию константинопольского патриархата в Украине, подчеркивая, что Русская православная церковь должна быть общим пространством: «Церковное разделение идет точно по границам политического разделения, усугубляя раскол народа. Церковь должна сохраниться как общее пространство… Церковь независима, она вне политической борьбы, она объемлет всех, но она не проявляет инфантильности в оценке политического процесса и всего того, что в мире происходит. Она дает нравственный, духовный комментарий, а не политическую корректировку политических программ».

Русскому человеку вне зависимости от его этнического происхождения присущи чувства добра и сострадания, справедливости и совести, осознание в себе доверия Божия. Секуляризация сознания далеко не безобидна. Отказываясь от высшего в себе, современный человек «становится рабом низменных, инфернальных сил. Утверждая свою независимость, он делается игрушкой в руках смерти».

Таково русское понимание человека и его миссии на земле.

Слагаемыми элементами Русского мира являются, во-первых, государства Русского мира, а именно Российская Федерация, Белоруссия, Украина и Казахстан, Приднестровье (ПМР) и, возможно, Киргизия. Во- вторых, государства русского присутствия (Республика Молдова, Абхазия, Южная Осетия, Таджикистан, Азербайджан) и государства присутствия русской культуры (от Армении, Грузии, республик Прибалтики, Черногории и Сербии – и до самых отдаленных государств мира, в которых есть люди, говорящие на русском языке или знающие достижения русской литературы, науки и искусства, всей русской культуры). Указанные элементы в своем соединении образуют пространство Русского мира.

Пространство Русского мира не тождественно канонической территории Русской православной церкви Московского патриархата, значительно её превосходя. Каноническая территория РПЦ за рядом изъятий сформировалась в границах динамично развивавшейся Российской империи.

Искушениями Русского мира в ХХ веке были марксизм и либерализм. С внутренним кризисом марксизма-ленинизма в 80-е годы ХХ века проникновение в общество либерально-секулярных и консервативно- традиционалистских идей стало нарастать. При этом, если консерватизм всё больше стал выступать как соединение и сохранение ценностей советского и русского досоветского общества, то либерализм эволюционировал к радикальным формам эгоизма и нигилизма. Нынешние российские либералы, к счастью, иногда откровенны. «Мы искренне надеемся, – пишет, например, С.Н.Гавров, – на изменение содержания и целей российской модернизации: модернизация не ради укрепления империи, но ради человека, его земного, повседневного существования, комфорта, сытости, если хотите, буржуазности, более или менее размеренной жизни по европейскому образцу». Пусть даже для немногих за счет большинства населения. Рассматривая современный либерализм, Святейший патриарх Кирилл выделяет сущностное в идеологии либерализма. Он подчеркивает: «Где вообще в либеральной философии идея греха? Её нет; есть иная идея: каждый человек автономен, каждый человек создает свою систему ценностей. Он автономен от Бога, он автономен от других людей, он создает свою собственную систему ценностей. Но если нет различия между грехом и святостью, то, наверное, нет различия между правдой и ложью… Нет добра и зла, а есть плюрализм мнений. А если исчезает различие между добром и злом, то это уже апокалипсис».

Таково главное, непреодолимое расхождение России и Русского мира с современным Западом, проповедующим однополые браки и официальное умерщвление тяжелобольных. Привнесённый извне либерализм уже двести лет не хочет понять русских особенностей, не хочет адаптироваться к русской жизни. Исповедуя с 90-х годов ХХ века неолиберальные ценности, русское общество вновь впало в искушение и грех, к ужасу людей понимающих – Россия всё больше перестает быть Россией. Ведь потому и «называлась Русь Святой – потому что главным идеалом жизни народа была святость».

Для Русского мира ключевым является признание особой миссии самой России. Миссия России наиболее ёмко определена геополитической формулой «Москва – третий Рим, четвертому же не бывать», которая делает Россию мировым центром православия, сложившимся после переноса богоизбранности с Константинополя (второго Рима) на Москву. Величие и слава Рима и Константинополя, их «удерживающая мир» функция возродились в Московском государстве.

Для верного понимания сути доктрины «Москва – Третий Рим» необходимо обратиться к позднеантичной и раннесредневековой эпохе. В результате падения Западной Римской империи на ее бывших землях утверждается формула взаимоотношений церкви и светской власти, выдвинутая еще в IV в. св. Амвросием Медиоланским: «Imperator non supra ecclesiae» (Император не выше церкви - лат.). Церковь на Западе становится независимой от светской власти. Иное - на Востоке. Юстиниан I в VI в. провозглашает власть василевса равноапостольной. Император потому в Византии и глава церкви. Этот подход решает формулу: «Не стоит православие без царя». Потому, когда после 1453 г. не стало Византии и, следовательно, православного царя, то Москва, Московская Русь становится единой в мире силой способной возродить Православное Царство во спасение вселенского православия. Стать «Третьим Римом» – исторический долг Москвы перед православной верой, а правитель Московского государства обязан стать Православным Царем.

Государство, складывавшееся в Русском мире вокруг Руси в свете вселенской ответственности «третьего Рима», складывалось при имперском типе политической организации общества. Непониманием самого характера империй можно объяснить представления, что «вобрав в себя культурную и, естественно, человеческую всемирность, империя погибает». Только в империи благополучно решается неразрешимый дуализм национального (почвы) и всемирного (мiра) – без смерти первого и тотального господства второго, «уравновешивается глубина национального начала и широта вселенского». Мы присутствуем при возрождении византинизма не просто как идеологии всемирной духовной имперскости, а как стремления возвращения к «симфонии властей» – удивительной по своей силе, эффективности и гармонии системе взаимоотношений Церкви и государства. Имперский подход означает не только сильную власть, но и власть справедливую, при которой каждому человеку гарантируются все возможности для всестороннего развития, благополучной и достойной жизни. Не за счет других людей, а вместе с ними.

Российской (русской) имперской идее присущ сложный комплекс религиозно-идеологических представлений об эсхатологическом смысле и предназначении российской государственности, характере и целях великодержавного строительства. Это «историческое задание» русского народа сложилось в период становления Московского царства, определив русскую идентичность. Богоустановленное государство как форма организованного бытия народа в его служении замыслу Божию мыслилось в качестве силы, противостоящей разгулу мирового зла и удерживающей мир от беззакония. Высшим воплощением такой удерживающей государственности является вселенская империя с ее богоустановленной властью, альтернатива этой империи – воцарение в мире антихриста.

Возрождение третьего Рима – это принятие Россией на себя православной миссии нового Иерусалима. Только столь высокий смысл современного государственного строительства может объяснить вселенское сострадание каждого человека Русского мира, предотвратить исчезновение России как цивилизационной альтернативы, а русских как нации.

Русский мир предполагает и свой взгляд на экономику и торговлю. Духовность русской жизни прямо сказывается на отношении к материальному миру, в том числе на самом понимании экономики. В Русском мире экономику воспринимают как высоконравственное общенациональное хозяйство, которое, по словам С.Н. Булгакова, «есть явление духовной жизни в такой же мере, в какой и все другие стороны человеческой деятельности и труда. Дух хозяйства (напр., «дух капитализма», о котором теперь много пишут, и притом такие выдающиеся представители экономической науки, как Зомбарт и Макс Вебер) есть, опять-таки, не фикция, не образ, но историческая реальность. Всякая хозяйственная эпоха имеет свой дух и, в свою очередь, является порождением этого духа».

Ключевым звеном социально-экономического развития общества в Русском мире было и остается развитие совместного труда, кооперации во всех её формах, благо и сущностное качество кооперации – демократическое устройство жизни. Не случайно проницательный западноевропейский ученый Р. Гильфердинг отмечал, что «способность обеспечивать концентрацию производства без концентрации собственности возводит кооперацию с точки зрения многих идеологов в инструмент оптимального общественного прогресса, представляемого в качестве некоего «третьего пути» между «крайностями» рыночной и административно-командной или «плановой» экономики». Кооперативные, солидарные отношения в обществе, отношения социальной солидарности хорошо гармонируют с православным миросозерцанием и образом жизни Русского мира. Экстремистский либерализм, свойственный официальной стратегии развития Российской Федерации в минувшие 20 лет, не воспринимает ни кооперации, ни подлинного свободного рынка.

Не ушли в прошлое и иные проблемы Русского мира, к которым относится, прежде всего, традиционная цивилизационная экспансия с Запада и Востока. Если восточное направление характеризуется стабильной этнической иммиграцией, то западное на этот раз включает как сдвигающуюся резко на восток цивилизационную границу, так и сменившую прежние крестовые походы идеологическую агрессию. С 90-х годов ХХ века проблему экспансии превзошла по своей болезненности проблема государственного раскола Русского мира, когда вместо Советского Союза, сложившейся к тому времени формы Русской цивилизации, на мировой карте появилось полтора десятка независимых государств. Русская нация стала разделённой нацией. Разрушаются и традиционные ценности Русского мира.

Святейший патриарх Алексий II на рубеже веков отмечал, что «под угрозой уничтожения находится наша традиционная культура, менталитет, образ жизни. Всё, что делало нас народом и народом великим, внесшим немалый вклад в сокровищницу общечеловеческой культуры. Мы, несомненно, являемся неотъемлемой частью Европы, но именно в качестве православных христиан. Разве вся европейская цивилизация не сложилась на основе христианских ценностей? Даже идеи прогресса и свободы не могут быть адекватно поняты вне контекста христианской культуры. Только обращение к подлинной основе бытия, к духовным основаниям нашей жизни может привести к настоящему возрождению страны и народа».

Потребность в преодолении государственного размежевания Русского мира вызвала на послесоветском пространстве процессы разноуровневой интеграции, а точнее, реинтеграции. Российская реинтеграция – это ключевая задача Русского мира в первой четверти XXI века. К сожалению, в начале второго десятилетия она на грани провала, прежде всего в силу разновекторности политических сил, действующих в пространстве Русского мира. Я даже не беру в учёт внешние силы – внутренних противоречий хватает. Даже в России (Российской Федерации) спектр политических ориентиров простирается от либерального растворения в «европейском выборе» до маргинально-шовинистического призыва выгородить внутри России некую «Русскую республику», отсекая все остальные территории. Всё ещё более сложно в других государствах Русского мира, причём в каждом из них. Наши симпатии на стороне сил, которые отстаивают право нашего Отечества на свой выбор, на Российский путь, соединяющий воедино возрождаемые национальные и религиозные ценности, социальные достижения периода СССР и самые современные достижения науки и техники. Учиться у всех, не копировать никого.

Трудность великая в том, что нам в геополитике надо оперировать и понятием «Славянский мир», которое, естественно, не совпадает с понятием «Русский мир», и понятием «Православный мир», которое, в свою очередь, и по содержанию, и по пространству не совпадает ни со Славянским, ни с Русским. А России надо быть лидером во всех этих трех мирах. И мы должны побеждать во всех этих мирах, вот в чем трудность. Мы объективно являемся стержнем во всех этих трех мировоззренческих моделях.

Ныне нужно обратить особое внимание, говоря о Русском мире, на те страны, которые сегодня хотели бы форсировать изучение русского языка у себя. Это прежде всего Сербия и Сирия. Исторический шанс, когда президент Сирии утвердил русский язык обязательным к изучению, надо использовать. Для этого нам нужно расширить подготовку учителей русского языка для арабоговорящего населения. И среди местных жителей, и среди граждан Российской Федерации.

Мы с вами сталкиваемся с уникальным явлением, когда по просьбе студентов русский язык восстановлен для преподавания и во многих вузах Польши. Отсюда задача №1 – бороться за расширение зоны русского языка, за возвращение его в международные организации, туда, где его за 90-е годы потеснили.