К «Спутнику V» всё же присматриваются в Европе

Compressed file

Хотя большинство зарубежных фармкомпаний предпочитают «отморозить себе уши назло мамке»

О перспективах российской вакцины от коронавируса «Спутник V» на Западе и конкуренции на мировом фармакологическом рынке рассказал доктор медицинских наук, доктор экономических наук, Doctor of Bisiness Administration (DBA, Switzerland), президент Национального проекта «Здоровье Нации» Дмитрий Еделев.

Еще в конце октября информагентства со ссылкой на главу администрации премьер-министра Венгрии Гергея Гуляша сообщили, что эта страна собирается закупить вакцину от коронавируса из России или Китая. На днях информацию о начале поставок российской вакцины в декабре подтвердили. Как Вы оцениваете перспективы проведения исследований «Спутник V» в Венгрии?

– Венгрия как самостоятельное государство имеет полное право провести экспертизу и исследования. Если у них есть недоверие к российским исследованиям, то пусть проводят. Я считаю: чем больше исследований будет проводиться, тем лучше. Другой вопрос, что это должно быть проведено корректно, с привлечением российских специалистов. Потому что проводить исследования чужих препаратов «за спиной» не принято нигде в мире. Я думаю, что Венгрия в этом отношении будет вести себя корректно.

Compressed file
Здание Парламента Венгрии

– Россия не раз предлагала мировому сообществу объединить усилия в борьбе с COVID-19, но, это предложение до сих пор не получало положительных откликов со стороны большинства западных стран. Наоборот, мы часто слышали критику в адрес нашей вакцины. Как вы думаете, почему, несмотря на это, Венгрия говорит о закупках российской вакцины?

– Все страны, которые беспокоятся о своих гражданах, которые хотят счастья для своих граждан, будут брать ту вакцину, которая является наиболее эффективной. На сегодня препарата, аналогичного по эффективности российскому, не существует. Американская вакцина пока находится в разработке, вакцина, которую делали англичане с AstraZeneca, дала очень серьезные осложнения, ее исследования даже были остановлены. Причем разработчики официально объявили, что был всего один случай осложнений, но из-за одного случая такие процедуры не останавливают. Среди врачей есть другая информация о массовых проблемах с этой прививкой, и AstraZeneca, и Оксфорд сейчас пытаются решить эту проблему. Поэтому сегодня ни одной другой вакцины, кроме российской, по уровню эффективности нет. Эффективность китайской пока вызывает определенные сомнения, потому что в Китае данные по ней все-таки закрытые, в отличие от России, которая провела публичное исследование своего препарата и представила всю необходимую информацию. Никто пока этого кроме нас еще не сделал.

– То есть, в принципе, вероятность того, что запросы подобные венгерским последуют и от других западноевропейских стран существует?

– Да. Более того, я считаю, что в Венгрии есть достаточно своих технологических возможностей для производства российской вакцины по лицензии. Я думаю, что Венгрия, в конечном итоге, захочет не только приобрести саму российскую вакцину, но и купить лицензию на ее производство для европейских стран.

Кроме того, я знаю, что и в Болгарии есть целое общественное движение ветеранов, которые сегодня выступают за то, чтобы стране передали российскую вакцину. Потому что сегодня, по большому счету, кроме российского и китайского препаратов ни одного другого не существует. Причем в Российской Федерации уже созданы три вакцины на разных технологических платформах, и они пригодны практически для всех возрастных категорий и практически при всех сопутствующих заболеваниях.

– Российская вакцина до сих пор не зарегистрирована на территории ЕС. Что этому препятствует? Это отсутствие политической воли или же банальная конкуренция на международном фармакологическом рынке?

– Стоимость проекта создания «Спутник V» озвучена Президентом России Владимиром Путиным и составляет 100 миллиардов долларов в год. Это огромнейшие деньги, которые на мировом рынке уже поделили. Хочу напомнить, что практически ни одна российская фармкомпания на мировой рынок не выходит, ее просто не пускают. Наша страна сделала огромный научный прорыв: Россия единственная, кто имеет вакцину, которую можно купить, Россия готова передать технологии и помочь наладить выпуск препарата. Такого не делает сегодня никто: ни Китай, ни Соединенные Штаты, ни Великобритания, то есть мы абсолютно открыты. Такая открытость не может не вызывать раздражение.

Compressed file
Российская вакцина от коронавируса Sputnik V
Фото: radiosputnik.ria.ru

– Почему наша вакцина вызывает отторжение у властей Евросоюза, которые грозят санкциями Венгрии в случае ее закупки страной?

– Представьте, что весь Евросоюз скинулся, потратил почти 9 миллиардов евро на создание вакцины и тут одна из стран говорит: «Ребят, мы создавали вакцину на аденовирусе обезьянок, в результате поняли, что аденовирус обезьянок имеет массу осложнений, давайте перестанем уже заниматься ерундой и возьмем то, что сделано хорошо, качественно и надежно. Естественно, это вызывает раздражение – раз, и, второе, все уже сдали деньги, уже скинулись, уже заключены все договора, уже поделена вакцина между игроками и тут появляется иное мнение. Конечно, это вызывает раздражение.

Представьте себе, что все уже «сели за стол», поделили деньги и тут появился человек, который говорит: «Ребят, у вас-то ничего нет, а у меня есть всё». Поэтому это просто недобросовестная конкуренция.

– Мы часто слышим от западных экспертов, что в открытых источниках очень мало информации о российской антиковидной вакцине. Какую именно информацию необходимо предоставить? На Ваш взгляд, помогла бы бòльшая информированность о результатах наших исследований в продвижении вакцины в мире?

– Большей информации, чем есть, сегодня по российской вакцине быть, наверное, даже не может. «Спутник V» построен на аденовирусе ID 26, это первая фракция. И вторая фракция построена на ID 5. Платформа ID 26 используется уже 17 лет, в 2003 году на ее основе была создана первая вакцина от рака. Всего их создано порядка 300. Есть российская вакцина от лихорадки Эбола, которая признана всем миром. То есть это настолько уже исследованная платформа, которую использовала Россия, что говорить о том, что она не работает, просто глупо. Давайте тогда признаем, что все прошедшие 17 лет спасения от рака, спасения от опаснейших заболеваний были ошибкой. Россия просто модернизировала имеющуюся разработку под новый вирус.

– Разработка вакцины в условиях пандемии стала фактически гонкой на выживание. Россия стала первой страной, создавшей вакцину. Какой прогноз Вы можете дать относительно конкурентоспособности нашей вакцины в ближайшем будущем? Как далеко зайдут крупнейшие фармкомпании, настроенные весьма критично в отношении «Спутника V» и других зарегистрированных в России вакцин от COVID-19?

– Как только они разработают свои вакцины, их можно будет сравнивать. Пока, когда у тебя ничего нет за душой, когда ты ничего не создал, когда у тебя провалились исследования, говорить, что у соседа все плохо – это как минимум некорректно с точки зрения медицины. Если у соседа все хорошо, если у соседа есть вакцина, а у тебя нет, приди к соседу, скажи: «Соседушка поделись». А пока многие наши партнеры предпочитают действовать по принципу «отморожу уши назло мамке, но шапку носить не буду». К сожалению, целый ряд стран мира, в том числе постсоветского пространства, говорят: «Пусть умирают наши граждане, но мы никогда в жизни не поверим, что она (вакцина – прим.) работает». Так возьмите и просто попробуйте. Ничего не надо. Россия же говорит: «Возьмите ребята. Мы дадим вплоть до технической документации. Хотите, сами попробуйте, произведите ее».

Compressed file

Фото: Михаил Терещенко/ТАСС

У нас уже десятки тысяч привитых людей. Когда создали вакцину, первые, кто привился, это были сами разработчики, доказав тем самым ее эффективность и безопасность. Никто из них не умер, не заболел. Хочу напомнить, что в том числе привился, например, 92-летний академик, который разрабатывал этот препарат, он ликвидировал в советское время эпидемию черной оспы в Москве. У всех все хорошо. Они не скрывали, что они одними из первых привили свои семьи. Для меня это самый главный показатель. Это хорошая медицинская традиция. Нам известно из истории: когда лекарь делал лекарство для царя, он первым его принимал и говорил: «Царь, это безопасно».  

 

Беседовала Олеся Спода

Фото на главной: national-health.ru